Херсон и его обитатели

Однажды мэр города Херсона Владимир Васильевич (тм) Сальдо вышел из квартиры вынести мусор. Он нажал кнопку вызова лифта, однако прежде чем двери лифта открылись, из панели в стене высунулась голова кандидата в мэры Алены Ротовой. Рот Ротовой был широко раскрыт, а в оловянных глазах красноватым цветом светились цифры: «18 копеек!».

Владимир Васильевич (тм) порылся в карманах, нашел 18 копеек одной монетой и сунул в рот Ротовой. Что-то коротко звякнуло, цифры в глазах Ротовой погасли, рот захлопнулся. Голова кандидатки в мэры облизнулась и втянулась в стенную панель. Через 15 секунд с шумом открылись створки лифта.

С третьего раза мэру удалось нажать кнопку «1». Лифт, погромыхивая, спустился и выпустил Владимира Васильевича (тм). Тот вышел из подъезда и направился к стоящим неподалеку мусорным бакам.

Крышки контейнеров были закрыты, а когда Владимир Васильевич (тм) попытался поднять одну из них, пропищал зуммер, и из стенки мусорного контейнера высунулась голова кандидатки в мэры Алены Ротовой. Рот ее, как и положено, был широко распахнут, а в глазах опять светились цифры, от размера которых мэр чуть не выронил ведерко из-под цемента, в которое по случаю он погрузил кулек с мусором – картофельной кожурой, огрызками рябчика и срезанными верхушками ананасов.

- Это за что такие поборы!? – возмутился Владимир Васильевич (тм).

- За кубометр мусора! – не закрывая рта, ответила голова Алены Ротовой.

Владимир Васильевич (тм) достал из кармана портняжный метр и аккуратно измерил длину, ширину и высоту мусорного бака, перемножил и, осмыслив результат, воскликнул:

- Так нету здесь кубометра! Ноль – семьдесят пять всего лишь!

Голова Алены Ротовой ничего не ответила, только настойчиво сверкнула красными цифрами в глазах.

- Аленушка, ну что ты!? – сменил тактику мэр. – Своих не узнаешь? С меня могла бы и по льготному тарифу взять!

- Гы!!! – ответила голова Алены Ротовой, и цифры в ее глазах удвоились, а красный цвет их налился зловещим темным оттенком.

- Ах так!? – вскипел Владимир Васильевич (тм) и, не найдя открытого контейнера, высыпал ведерко мусора прямо в распахнутый рот Ротовой – благо, размер рта позволял.

- Долг за тобой! – проскрипела голова Ротовой, давясь картофельной кожурой с обрезками ананасов, и скрылась в мусорном контейнере.

А Владимир Васильевич (тм) уже топал к лифту, размышляя: «Обнаглела Алена! Я – мэр, моя работа деньги с горожан сшибать! А она вечно поперед батьки в пекло!»

Он заранее приготовил монетку, предусмотрительно сунул ее в распахнутый у лифта рот Ротовой и вошел в тесную кабинку. Нажал свой этаж, и лифт трясясь и дребезжа, поехал вверх.

Но на полдороги кабинка вздрогнула и, погасив свет, остановилась. Из кнопочной панели, прижав Владимира Васильевича к противоположной стене, высунулась голова Алены Ротовой. Рот ее был распахнут чрезвычайно широко, а в глазах багровым пламенем светились цифры «20000 грн».

- За ремонт лифта! – прорычала голова Алены Ротовой, предвосхищая вопросы.

- У меня нету… – в ужасе пробормотал Владимир Васильевич (тм) и стал ждать.

Через два часа ему захотелось в туалет, и он по-новому взглянул на распахнутый рот Ротовой. Но острота зубов кандидатки в мэры прогнала грязные мысли.

А глаза Алены Ротовой мерно щелкали, отсчитывая пеню за неуплаченные деньги…

ПлохоХорошо 0
17:54 Сентябрь 11, 2010
negative-saldo

Сальдо и этническое большинство

Однажды мэр города Херсона Владимир Васильевич™ Сальдо шел по проспекту Ушакова, весело помахивая опустевшим ведерком из-под цемента, в котором сиротливо погромыхивал усталый мастерок. Владимир Васильевич™ сегодня законопатил 5 маленьких дупел и замуровал одно большое, а потому настроение его было достаточно высокое.
Вдруг он увидел, как какой-то мужик приставил лестницу к большому биллборду Владлена Наумовича Гирина, который издали можно было спутать с рекламой вице-премьера Сергея Леонидовича Тигипко. Владимир Васильевич™ вначале хотел наругать хулигана, но потом подумал, что биллборд не мэрский, а гиринский, а значит, ничего страшного не происходит. Поэтому он спрятался за дерево, чтобы мужик его не заметил, и стал наблюдать.
Мужик поднялся по лестнице, держа в руках такое же ведерко, как у Владимира Васильевича™, и черной краской в несколько мазков написал большими буквами слово «ЖЫД». Потом почесал древком малярной кисти затылок и добавил буквами поменьше: «И сионист!».
«Какой неполиткорректный человек!» – подумал Владимир Васильевич™ и с удовольствием стал наблюдать дальше. А мужик воровато огляделся, спустился с лестницы, подхватил ее и с очень деловым видом потащил под мышкой по проспекту Ушакова. Владимир Васильевич™, прячась за деревьями, последовал за ним.
Так они добрались до биллборда Алены Ротовой, на котором было написано «Мы – херсонцы!». Неполиткорректный мужик приставил стремянку к биллборду, вскарабкался и, зачеркнув слово «херсонцы», большими буквами написал слово «ЖЫДЫ!». Потом подумал и пририсовал Алене Ротовой схематические пейсы. Лихо соскочил с лестницы и направился, как уже догадался Владимир Васильевич (тм), к следующему биллборду. Это оказалась реклама Андрея Ревтова. На этом биллборде мужик с лестницей решительно написал: «ЖЫД И МАСОН!!!».
Следующий биллборд оказался с лицом Андрея Путилова. Мужик посмотрел на него, развел руками, вздохнул и пошел дальше. Потом вдруг развернулся, подбежал к биллборду, приставил лестницу и, взлетев по ней, написал: «Все равно ненавижу!»
«Последовательный, однако!» – с удовлетворением
подумал Владимир Васильевич™ и продолжил скрытое наблюдение. Однако следующим биллбордом оказался биллборд самого Владимира Васильевича™ Сальдо. В предчувствии стереотипной характеристики мэр выскочил из-за дерева и принялся раскачивать лестницу, по которой мужик с ведром взбирался, чтобы испоганить биллборд городского головы.
- Ты это что, стервец, делаешь!? – закричал Владимир Васильевич™, когда злоумышленник, чудом не разлив краску, слетел с лестницы.
- Агитирую! – гордо ответил тот.
- Нельзя всех подряд! – строго сказал Владимир Васильевич™. – Вот ты, к примеру, кто такой?
- Я – кандидат в мэры, представитель этнического большинства Сергей Кириченко! – ответил мужик, гордо потрясая малярной кистью.
- А-а-а… – закивал Владимир Васильевич™. – Тогда понятно.
- А вы, батенька, масон! – вдруг нахмурился Кириченко.
- С чего ты взял!? – возмутился мэр.
- А мастерок! – представитель этнического большинства указал пальцем на лежащий в мэрском ведерке мастерок, испачканный в цементе. В этот момент раздался топот. Сергей Кириченко огляделся, сказал «Опаньки!» и, сунув в руки Владимиру Васильевичу™ кисть, ведро и стремянку, бросился бежать и через секунду скрылся за домами.
А Владимир Васильевич™ удивленно смотрел то на малярную кисть и стремянку в своих руках, то на дворы, в которых скрылся представитель этнического большинства, то на подбегающих к нему Гирина, Ревтова и Ротову в сопровождении наряда милиции.
- Смотрите, вот он! – кричали кандидаты в мэры. – На своем биллборде так ничего не написал! Антисемит!
- Это не я! Это не мое! – оправдывался Владимир Васильевич™ Сальдо. Но ему никто не верил…

ПлохоХорошо 0
18:58 Сентябрь 5, 2010
negative-saldo

Сальдо, Ротова и кладбище

Однажды мэр города Херсона Владимир Васильевич™ Сальдо спал, и снился ему сон, будто решил он проверить на наличие дупел деревья вокруг стадиона Завода имени Петровского. Погода была хорошая, но что-то портило Владимиру Васильевичу™ настроение – то ли стройные и целые, без единой дырочки деревья, то ли тяжесть нерастраченного цемента в ведерке, то ли футбольный мяч, постоянно бьющий его по мэрской голове.

На стадионе тренировались молодые симпатичные футболистки. Каждый раз они извинялись и кричали: «Дядя, подай мячик!»

Владимир Васильевич™ морщился, но силой воли заставлял себя вспомнить, что эти наглые и невоспитанные девки – будущее его родного города, молодая надежная смена. Поэтому мэр через силу улыбался и поддавал носком дорогого ботинка потрепанный мяч.

После того как спортивный снаряд вернулся в девятнадцатый раз, Владимир Васильевич™ не стал улыбаться, а на просьбу футболисток подать мячик ответил: «Бог подаст!» – и послал осточертевший мяч куда-то далеко за Тираспольскую.

- Эй, дядя, а ты чо делаешь? – нахмурились футболистки.

- Я – мэр Херсона, что хочу, то и делаю! – гордо ответил Владимир Васильевич™.

- Девки, бей его, это он нашу команду финансирования лишил! А теперь мяч угробил! – завизжала самая низенькая футболистка.

Спортсменки начали набирать скорость, приближаясь к Владимиру Васильевичу™. Тот посмотрел на них, потом на ведерко с цементом и, справедливо решив, что на 11 нарванных девах из футбольной команды стройматериала явно не хватит, бросился удирать. Он обежал стадион, прислушиваясь к топоту и шумному дыханию за спиной, и резко бросился вправо, скрывшись среди кустов, деревьев, оградок и надгробий мемориального кладбища.

Попетляв среди старых могил, Владимир Васильевич™ сунул в кусты ведерко с цементом и укрылся в скрытом в траве углублении рядом со свежим холмиком. Вокруг шуршала листва, топали женские ножки в футбольных бутсах, и девичьи нежные голоса выкрикивали:

- Девки, внимательно ищем, он далеко не ушел!

Вдруг земля с холмика посыпалась, и Владимира Васильевича™ кто-то мягко потрогал за плечо. Тот оглянулся и с удивлением увидел бывшего вице-мэра Алену Ротову. Ротова была бледнее обычного, улыбалась инфернальной улыбкой и держала в правой руке штыковую лопату.

- Чего лежим, кого ждем? – спросила она.

- Тише, Аленушка, умоляю! – попросил Владимир Васильевич™. – А то эти сумасшедшие футболистки меня там чуть не похоронили!

- Там? – удивилась Алена Ротова. – Там – не хоронят. Там загоняют. Хоронят здесь.

- А-а-а? – не нашел слов Владимир Васильевич™, а Алена Ротова воткнула лопату в свежий холмик, отбросила землю в ямку, где прятался мэр и попросила:

- Ты только лежи спокойно, а то лопату об тебя пачкать не охота – земля потом прилипнет. Мы, херсонцы, этого не любим…

И она снова бросила лопату земли на Владимира Васильевича™.

- А-а-а! – закричал мэр и проснулся…

ПлохоХорошо 0
09:46 Сентябрь 4, 2010
negative-saldo